МОСКОВСКИЙ МИГРАНТ Суббота, 23.09.2017, 04:51
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Разделы новостей
Новости [60]
Миграция в России [56]
Домой - в Россию [4]
Русское зарубежье [2]
Стоп-кадр [14]
Миграция за кардоном [10]
Интересно. Познавательно.Невероятно [45]

Наш опрос
Как по Вашему следует поступить с Ю.М.Лужковым?
Всего ответов: 23

Главная » 2009 » Апрель » 8 » От забора и до аптеки
От забора и до аптеки
10:07

По закону РФ гастарбайтер должен быть здоров. Но есть и другие законы, биологические, – тогда как?

Тощий парень в оранжевом жилете отчаянно бил по ледяной наледи у моего подъезда лопатой и в такт ударам надсадно кашлял. На следующий день утром я опять застала его во дворе за исполнением служебных обязанностей под аккомпанемент раздрызганных бронхов. Трудовая единица ЖКХ на ногах переносила простуду, и, судя по тому, что всю последующую неделю я встречала его в той же кондиции, выздоравливало это дитя Средней Азии трудно. Если выздоравливало вообще. Потом он исчез.

А как лечатся люди, входящие в огромную армию трудовых мигрантов? Если да, то где? И чем болеют чаще?

Найти ответы на эти вопросы оказалось труднее, чем я предполагала. Потому что, как выяснилось, искать эти ответы практически не у кого.

Здоровье не купишь?

По закону здоровье мигрантов вроде бы находится под контролем. Еще в 2003 году вышло постановление Правительства РФ, ограничивающее въезд в страну лиц с опасными заболеваниями. В список таких вошли туберкулез, сифилис, ВИЧ, лепра. В постановлении было прописано, что мигрант должен пройти медобследование, прежде чем получит разрешение на пребывание в столице. В действительности, выполнить это постановление даже самому законопослушному мигранту оказалось практически невозможно. Для обследования департамент здравоохранения предложил схему, по которой мигрант обязан пройти обследование в трех различных диспансерах – туберкулезном, наркологическом и кожно-венерологическом. И только после этого, в лучшем случае дней через 10, получить на руки справку.

Можно представить, как, получив на руки адреса диспансеров в миграционной службе, не обремененный знанием языка титульной нации и запуганный рассказами о ментах, таджик отправляется на поиски требуемого.

Для интереса я нашла адреса диспансеров в Центральном административном округе. И выяснилось: чтобы получить заветную справку, нужно побывать на улице Радио, Остоженке, Большой Пироговке и в последнюю очередь на Большой Татарке, где располагается Управление здравоохранения ЦАО. Там за 1275 рублей выдадут гарантированный добросовестностью департамента вердикт с печатью. Рассчитывать на массовость освоения подобного маршрута было бы нелепо. Мониторинг ситуации с задержанием в метро показал, что выходцы из Средней Азии и Кавказа имеют в 21 раз больше шансов быть остановленными для проверки документов. В медцентре "Специальный", оказывающем подобные услуги, мне рассказали типичную историю о том, как тернист путь к законной справке. Пришли как-то таджики, испуганные и без денег. А надо заметить, от метро идти к медцентру всего-то минут семь. На пути их встретили стражи порядка и ровно ту сумму, которую они несли на обследование, изъяли. Таджиков обследовали в долг, под гарантии работодателя заплатить за них. А если бы с работодателем и медцентром не так повезло, зато опять бы "повезло" с ментами? Естественно, что легальный способ в массе так и остался невостребованным. Рынок моментально заполонили фирмы, которые за один день (!) гарантировали качественное обследование или (что вероятнее), обходясь вовсе без него, выдавали справку о здоровье за деньги не многим большие, чем просил за услугу департамент. Правда, в 2007 году были сделаны попытки как-то защитить результаты обследования – бланки справок оснастили штрих-кодами, но на ситуацию это практически не повлияло.

Попытки контролировать здоровье мигрантов все больше заходили в тупик. Добросовестный мониторинг всех въезжающих оказался просто невозможным. Лечебные учреждения департамента здравоохранения Москвы физически не смогли бы обследовать всех мигрантов, случись тем в припадке доброй воли пойти по законному пути. Пропускная способность московских диспансеров не рассчитана на два дополнительных миллиона обследований в год. К слову сказать, Федеральная миграционная служба выдавала разрешение на работу по справкам, достоверность которых невозможно было проверить, потому что в столице не существует и единой базы данных, куда бы стекались сведения об обследованных мигрантах.

В итоге, по экспертным оценкам, в 2008 году в Москве оказалось около 1 миллиона необследованных мигрантов, 14% из которых больны туберкулезом, ВИЧ, сифилисом и гепатитами. Однако за 2007 год ни один из 300 мигрантов, страдающих от СПИДа, не был депортирован, хотя формально это должно было произойти. Рассчитывать, что больной и безработный мигрант найдет денег на обратный билет, – утопия. Причем еще большая, нежели расчет на то, что он сможет здесь вылечиться.

Где лечиться

Более беспомощного человека, чем потенциальный гастарбайтер, в столице встретить сложно. Поговорка "Язык до Киева доведет" в отношении таджика или узбека выглядит геополитической издевкой, однако иных способов как-то адаптироваться в социуме чужой страны просто нет. Элементарная памятка с телефонами служб, в которые можно было бы обратиться в экстренном случае, раздаваемая приезжающим на вокзалах и в аэропортах, могла хоть как-то решить проблему. Но в том-то и дело, что решать проблему здоровья нескольких миллионов въезжающих в страну людей особо некому.

Я попыталась через интернет найти хоть какую-то информацию на эту тему. Но ни на сайте ФМС, ни на сайте Минздравсоцразвития не обнаружила ничего определенного. Десятки попыток дозвониться на горячую линию ФМС тоже оказались тщетны. Я в красках представляла себя таджиком с затянувшимся кашлем и температурой (как мой дворовой знакомец), без денег и даже без возможности объясниться в аптеке. Мне явно становилось хуже. Единственный сайт, где внятно был изложен алгоритм выживания в чужой стране, я нашла на сайте "Мигранты ру", но он касался в основном легализации жизни и трудоустройства. Это был хороший сайт, но представить, что он прорвет информационную блокаду, было так же невозможно, как и представить тысячи продвинутых пользователей-мигрантов, оккупировавших интернет-салоны в поисках нужной информации.

Формально все просто. Экстренную помощь мигрантам в России оказывает "скорая", за всю остальную придется платить из своего кармана или кармана социально ответственного работодателя. Если таковой найдется.

В действительности же все выглядит иначе. Потому что платить за здоровье им зачастую нечем.

Елена Буртина, заместитель председателя общества "Гражданское содействие" утверждает, что около 30% всех обращений к ним касаются проблем со здоровьем. И тут же поясняет, что помочь в действительности они могут единицам. В основном письмами с просьбами о содействии в госпитализации в департамент здравоохранения Москвы, "который, не решая проблемы в целом, на единичные просьбы откликается". Значительно хуже, по ее словам, обстоят дела за пределами столицы. Из характерных случаев – деревня Челобитьево Мытищинского района, куда с регулярной периодичностью наведывается ОМОН за дармовой рабочей силой и мздой. Несогласных с этим стилем общения мигрантов бьют. К одному страшно избитому парню "скорая" так и не приехала. Без мотивировки отказа. Студент, приехавший из Чечни. На фоне недоедания – нервный срыв. Из трех вызванных подряд "скорых" только третья бригада после вмешательства "Гражданского содействия" увезла его в больницу. Или сложные роды у одной из мигранток. Пришлось долго объяснять заместителю главного врача больницы, что женщина не обязана платить. Он, в свою очередь, доказывал, что роды – не экстренная ситуация и процесс можно запланировать.

Несколько раз в неделю в офисе общества ведет прием врач, есть небольшая сумма денег на бесплатные лекарства и квоты на обследования и лечение детей и взрослых в двух больницах Москвы. Это все, и это капля в море.

Диагнозы кризиса

Она согласилась со мной поговорить, но на условиях анонимности: откровенность, не согласованная в департаменте здравоохранения, – лишняя головная боль. Моя собеседница – врач, принимает больных в пункте оказания помощи бездомным при одном московском вокзале.

"Самые распространенные диагнозы? Последнее время больше всего обращаются избитые мигранты. То ли их на улицу выкидывают, не расплатившись, то ли деньги отбирают по дороге... Сотрясения мозга, переломы ребер, ушибы. Очень тяжелые побои. Их не принимают в травмпунктах. Да они и не знают об этом. Нас находят по сарафанному радио.

Очень много мигрантов, больных туберкулезом. Они лежат в 11-й туберкулезной больнице. В принципе, по закону, их должны депортировать, но этого не происходит. Потому что большое число этих людей – без документов, и с ними миграционная служба не связывается. Они уходят умирать на улицу.

Еще много мигрантов, которые, судя по всему, несколько лет назад были ВИЧ-инфицированы, а, проработав несколько лет в тяжелых условиях, уже со СПИДом приползают к нам. Мы и их отправляем в больницы, но ни о какой депортации и изоляции речь не идет. Больного человека, тем более без документов, депортировать практически невозможно. Нет отработанного властями алгоритма.

Надо контролировать хотя бы тех, кто попадает в больницы. Вот отправляем мы с туберкулезом человека в больницу, его лечат. В приличном состоянии выписывают. Но он же опять попадает на улицу и через несколько месяцев получает более тяжелый рецидив.

Зимой очень много обморожений нижних конечностей. Они же совершенно не понимают, чем опасен мороз. Доходит до ампутации. И опять замкнутый круг: из больницы – в бездомные.

Медстрахование самую тяжелую часть проблемы не решит, потому что в него не входит лечение туберкулеза, СПИДа и вензаболеваний".

Выздоравливать будем?

В начале января в Госдуму был внесен проект закона, который предлагал изменить порядок получения гастарбайтерами медпомощи в России. Еще до получения разрешения на работу каждый приезжающий в Россию на заработки должен будет приобрести полис медстрахования. В некоторой степени, по мнению авторов законопроекта, это должно очистить рынок от поддельных медсправок. В случае принятия законопроекта справки будут подаваться не в органы ФМС, а в страховые компании, которые, естественно, более тщательно отнесутся к обследованию мигрантов. Предполагается, что работающим мигрантам обеспечит полис работодатель, неработающие должны будут сами покупать его.

А кто и как заставит купить полис новоявленного гастарбайтера, если денег у него было только на билет в один конец, а в планах – пополнить ряды нелегалов?

Ответов нет.

Спустя месяц после этой инициативы глава Федеральной миграционной службы Константин Ромодановский предложил более жесткий формат выдачи разрешения на работу в России. Теперь заявление на право работать должно будет подаваться вместе со справкой о состоянии здоровья. Но это опять касается только тех, кто пополнит легальный рынок труда. А по экспертным оценкам, на теневом рынке крутятся едва ли не вдвое больше работников, чем тех, кто имеет в кармане разрешение на работу.

Ежегодно 1,5 миллиона гастарбайтеров пользуются услугами "скорой помощи", и значит, со здоровьем у них не очень.

Самое удручающее в этой ситуации то, что пущенная на самотек миграционная политика обязательно срикошетит ксенофобскими всплесками. И этот убойный диагноз обойдется обществу значительно дороже, чем траты на решение проблемы.

Источник: Новая газета


Категория: Миграция в России | Просмотров: 392 | Добавил: migraciya | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Календарь новостей
«  Апрель 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017Хостинг от uCoz