МОСКОВСКИЙ МИГРАНТ Среда, 20.09.2017, 03:11
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Разделы новостей
Новости [60]
Миграция в России [56]
Домой - в Россию [4]
Русское зарубежье [2]
Стоп-кадр [14]
Миграция за кардоном [10]
Интересно. Познавательно.Невероятно [45]

Наш опрос
Как по Вашему следует поступить с Ю.М.Лужковым?
Всего ответов: 23

Главная » 2009 » Март » 23 » Мигранты: кто виноват и что делать?
Мигранты: кто виноват и что делать?
09:53

Россия на протяжении ряда лет являлась привлекательным объектом для трудовой миграции из бывших советских республик. Однако по мере углубления глобального экономического кризиса ситуация на российском рынке труда изменилась, и многие зарубежные мигранты не только стали лишаться работы, но и подвергаться преследованиям со стороны россиян, винящих их в переживаемых страной трудностях. Свой вклад в нагнетание обстановки вносят официальные структуры. "Управление ФМС по Москве считает, что порядка 30% иностранных граждан, утративших работу, по-прежнему остаются в столице", – заявил на днях начальник Управления Федеральной миграционной службы России по Москве Федор Карповец. По его словам, выявить их довольно сложно, потому что основная часть "ушла в жилой сектор". "В этом случае миграционная служба не может обойтись без помощи участковых уполномоченных милиции. В настоящий момент дано указание проверить столичный жилой сектор на предмет наличия там нелегальных мигрантов. Для этого будут задействованы участковые и все 126 подразделений столичного управления ФМС", – пообещал Карповец.

Он также сообщил, что для выявления нелегальных мигрантов будут привлекаться жилищно-эксплуатационные организации. "В настоящее время управление ФМС столицы уже направило свыше 3 тысяч обращений в жилищные организации с просьбой провести разъяснительную работу с населением", – сказал Карповец.

Интересно, каковы будут эти разъяснения – так называемому коренному населению предложат выслеживать иногородних и сообщать куда следует?

В ведомстве также предупреждают, что выступления и публикации, направленные против мигрантов, могут быть использованы за рубежом для разжигания антироссийских настроений (!). "Тревожные настроения по отношению к мигрантам искусственно подогреваются выступлениями и публикациями, в которых некорректно освещается текущая миграционная ситуация", – заявил 18 марта на слушаниях в Общественной палате глава ФМС Константин Ромодановский. Также, по его словам, пропаганда против мигрантов ведет к росту ксенофобии и оправдывает в общественном сознании преступления на национальной почве.

Внести свой вклад в нормализацию ситуации готова Общественная палата, для чего будет разработана специальная программа "Развития толерантности россиян к иностранным рабочим". Об этом заявил председатель Комиссии Общественной палаты по контролю за правоохранительными органами адвокат Анатолий Кучерена. Заместитель председателя комиссии ОП по национальным проблемам, президент общественного фонда "Холокост" Алла Гербер разъяснила – новая программа "под кодовым названием "Мы все вместе" будет направлена "как на наше общество, так и на самих трудовых мигрантов". Она предусматривает с одной стороны, книжки для маленьких детей, написанные понятным и доступным языком, специальные телепрограммы и фильмы, и с другой – "специальные курсы, которые помогут трудовым мигрантам изучать язык и ориентироваться в том обществе, в которое они приезжают".

"Нужно помочь им чувствовать свои права, нужно чтобы они знали, что есть больницы, есть поликлиники, есть специальные адреса, где им помогут", – отметила А.Гербер. "Сейчас создаётся комиссия, которую возглавляет Николай Сванидзе (председатель комиссии Общественной палаты по межнациональным отношениям) и я, там будут крупные социологи, которые занимаются именно проблемами миграции, и мы сейчас хотим создать очень лапидарную, чёткую, доступную программу толерантности", – заявила правозащитница.

Она сообщила, что комиссия намерена "собраться в ближайшие дни и начать работать над программой". "После чего мы дадим эту программу в правительство или президенту для того, чтобы это стало реальностью", в отличие от предыдущих программ толерантности, которые "существовали чисто номинально".

Алла Гербер отметила, что эта проблема на сегодняшний день очень актуальна, 90% россиян плохо относятся к трудовым мигрантам, считая, что "их всех надо выгнать". На слушаниях в Общественной палате был поднят вопрос о правовом обеспечении трудовых мигрантов. По словам Гербер, в Москве на сегодняшний день есть всего одна поликлиника, куда может обратиться мигрант, и то, когда он уже находится при смерти.

Мигранты между тем, не ожидая, когда их выловят и отправят домой, или напротив, охватят новой программой воспитания толерантности, уже несколько месяцев как спешным порядком покидают Россию. По сравнению с минувшей осенью их количество в нашей стране уменьшилось более чем на 13%. В Федеральной миграционной службе (ФМС) говорят, что пик отъезда пришелся на декабрь прошлого года.

По данным ФМС, в 2008 году в России трудились 14,2 млн. иностранных рабочих. Зафиксированное количество въездов и выездов еще больше – 23,4 млн. При этом, как уверены в ведомстве Ромодановского, мигранты мешают трудоустройству россиян. И несмотря на то что их количество уменьшилось, их все равно насчитывается больше 10 млн. человек. Хотя в столице ситуация иная. По словам руководителя департамента труда и занятости Москвы Олега Нетеребского, уровень безработицы в Москве составляет 0,6%. На учете в центрах занятости стоят 40 тыс. москвичей, тогда как незанятых вакансий – 223 тыс. "Москвичи не хотят работать там, где предлагают крошечную зарплату и чересчур высокие требования приема, не соответствующие специальности", – говорит Нетеребский.

Руководитель лаборатории миграции населения Института прогнозирования РАН Жанна Зайончковская утверждает, что миграция "не причина, а следствие теневой занятости". При этом, по ее словам, "экономика России не может существовать без мигрантов". И столичные власти с этим согласны. По мнению Олега Нетеребского, нужно усовершенствовать рынок труда. Кстати, квота на привлечение трудовых мигрантов в столице за январь – февраль выбрана на 10%, сообщил Федор Карповец. За год мегаполису разрешено привлечь к работе 392 тыс. 157 иностранных граждан, но пока понадобились лишь 38 тыс. человек. В числе профессий, по которым выдавалась квота, – в основном строительные специальности, а также работа в ЖКХ, на транспорте и в торговой сфере.

В Госдуме тем временем готовятся приравнять мигрантов из СНГ к гастарбайтерам из стран, с которыми у России визовый режим. Об этом на днях заявил первый зампред думского комитета по труду и социальной политике Ильдар Габдрахманов. Он считает, что нужно ужесточать квотирование. "Увеличение нелегального труда происходит из-за усиления контроля государства над малым бизнесом", – возражает Жанна Зайончковская.

Однако на этом властные инициативы не заканчиваются. Миграционные власти России планируют разделить всех трудовых мигрантов, въезжающих в Россию, в зависимости от их гражданства на первый и второй сорт. Так, для кадров из США, стран Европы и Японии. Процедура получения разрешения на работу в России будет значительно упрощена. Правила регистрации мигрантов из стран СНГ и Азии останутся прежними.

Глава ФМС Константин Ромодановский объяснил эту инициативу необходимостью открыть каналы законной трудовой миграции для высококвалифицированных европейских и американских специалистов и максимально сократить административные процедуры для компаний, осуществляющих крупные инвестиции в российскую экономику.

"Для специалистов из Западной Европы, США, Японии и других стран, из которых в Россию приезжают люди с опытом, новыми идеями и технологиями, будет сделан приоритет и наиболее благоприятные условия при получении рабочих виз", – сообщили в ФМС. "Мы ориентируемся на европейский опыт, в Европе работодатель не встречает никакого сопротивления миграционных органов, если объявляет, что собирается платить иностранцу, например, 5000 евро в месяц", – отметили в ФМС.

Ранее в госструктурах уже разрабатывались методологии сортировки трудовых мигрантов, однако они не предусматривали какой-либо национальной дискриминации. В частности, в 2006–2007 годах Минэкономразвития предлагало ввести систему балльных оценок для трудовых мигрантов по разным критериям, взяв за образец порядок, действующий в Канаде. Однако процедура оформления разрешений на работы для высокооплачиваемых европейских специалистов и претендентов на должности строителей, дворников и т.д. осталась прежней.

Тем временем самих мигрантов – обычных, из стран СНГ – охотно обирают правоохранительные органы. Только официально за минувший год с них взыскано 27 млн. штрафов. При этом главным нарушением является подделка миграционных карт, а поводом для задержания – переход проезжей части в неустановленном месте, рассказывает член Общественной палаты Анатолий Кучерена. Его коллега по ОП Николай Сванидзе называет среди прочих проблем "мигрантофобию", которая распространена как среди милиционеров, так и среди обычных граждан, представителей власти и журналистов. "Криминогенная обстановка складывается вне зависимости от этнической принадлежности в том случае, если создается "мужская казарма", то есть возникает большое скопление мужчин, оторванных от дома и женщин. Так и происходит сейчас с трудовыми мигрантами в России", – поясняет Николай Сванидзе.

А между тем, за последние 4 года в России произошел рост преступлений экстремистской направленности. Если в 2004 году по преступлениям в сфере межнациональных отношений было возбуждено 139 уголовных дел, то в 2008 году – около 400. Такими статистическими данными располагает директор Московского бюро по правам человека Александр Брод. Он подчеркивает, что помимо увеличения числа преступлений экстремистской направленности, отмечается повышение их жестокости, кроме того, они совершаются хорошо подготовленными и организованными группами радикальных националистов. Наибольшее количество преступлений данной категории зафиксировано в Москве, Московской области, Санкт-Петербурге. Это объясняется тем, данные регионы являются крупными центрами, а в Москве к тому же сосредоточена политическая власть, преобладают большие потоки мигрантов, находятся руководители радикальных организаций.

По словам Брода, в последнее время правоохранительные органы активнее стали применять статью 282 УК РФ ("Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства"), ужесточились приговоры, увеличилось количество предупреждений, выносимых различным изданиям за публикацию экстремистских материалов.

Председатель комитета Госдумы России по безопасности Владимир Васильев в свою очередь отмечает, что зачастую членами банд являются молодые люди в возрасте 14-21 года. По его словам, для борьбы с экстремистскими действиями в законодательство регулярно вносятся поправки, регулирующие и ужесточающие наказания за экстремистскую деятельность. А недавно была создана специальная служба, в задачу которой входит разработка и анализ деятельности молодежных неонацистских и неофашистских группировок. Васильев выразил уверенность, что со временем с межнациональным экстремизмом будет покончено.

Алла Гербер со своей стороны упрекает СМИ в предвзятом отношении к мигрантам, которые, по ее словам, забиты и всего боятся. При этом она признала, что все же "в редких случаях они отвечают агрессией на агрессию, однако факты таких действий ничтожно малы, и не идут ни в какое сравнение с деятельностью скинхедов".

Журналист НТВ Андрей Лошак, автор сюжета о гастарбайтерах, который редакция канала не решилась дать в эфир, поясняет: "В какой-то момент началась кампания в средствах массовой информации, что-то вроде новой страшилки: раньше были скинхеды, а теперь – мигранты кровожадные поджидают за углом с ножами. Мне это все очень не нравится. Я делал ремонт в квартире и общался с этими людьми. Я совсем не нахожу их какими-то кровожадными и страшными". Он привел в пример дворников-таджиков, которые работают в Останкино, киргизских девушек-уборщиц в офисах телецентра.

Но если труд одних хотя бы добросовестно оплачивается, то сотни гастарбайтеров на столичных стройках зачастую оказываются бесплатными и бесправными рабами. Заказчиками при этом выступают российские силовые структуры, которые по окончании работ вместо зарплаты депортируют мигрантов, зачастую – без права въезжать в Россию в течение нескольких лет.

Нелегалов используют и на подсобных работах – рубке леса и даже расклейке листовок. "Гастарбайтеры ездят рубить лес на совершенно непонятные заимки, принадлежащие каким-то чинам из МВД, – рассказывает Лошак. – Приезжает на Ярославское шоссе ОМОН, загоняет стоящих вдоль обочин рабочих дубинками в спецтранспорт. Выбирают именно азиатов: знают, что они совершенно бесправны. Люди рубят лес, а потом их вышвыривают обратно на обочину".

А глава таджикской общины Карамат Шарипов сообщил журналисту, что десятерых таджиков недавно подобным образом увезли расклеивать плакаты и прочую агитацию в Можайский район, где выбирали мэра. После работы вместо денег их всем автобусом сдали в милицию. Теперь все эти люди ожидают депортации в спецприемнике.

"Мне захотелось сделать материал, чтобы показать, что это за люди и в какой тяжелейшей ситуации они здесь находятся, – поясняет телерепортер. – Получается так, что они со всех сторон виноваты. Работодатели предпочитают не платить налоги и берут их нелегально на работу. Соответственно, сами гастарбайтеры становятся превосходной дойной коровой для правоохранительных органов. По сути это люди совершенно бесправные, и в своем репортаже я их сравниваю с низшими кастами. То есть это такие неприкасаемые, руки им не подают, ноги о них вытирают".

Как поясняют журналисты, кризис на стройках России начался еще в начале октября, когда компаниям перестали выдавать кредиты. Половина московских таджиков-гастарбайтеров, занятых в строительстве, примерно 100 тысяч человек, получила расчет и сразу же уехала. Другая половина – это те, кого обманули с деньгами.

Чтобы не умереть с голоду, они за деньги, еще недавно казавшиеся смешными для отрасли, 10 тысяч в месяц, устраиваются на еще действующие стройки, где их нередко снова "кидают". Так длится до тех пор, пока у рабочего не сдают нервы и он, плюнув на все, не уезжает в Таджикистан.

Однако при этом остается открытым вопрос, кто будет выполнять в Москве ту работу, на которую здесь еще недавно брали исключительно нелегалов.

По словам Каромата Шарипова, Россия не может обойтись без дешевых трудовых ресурсов из Таджикистана. Шарипов оценивает число таджикских рабочих в России в два миллиона. "Все частные фирмы, – объясняет он, – особенно строительные компании, которые строят миллионы квадратных метров недвижимости в Москве, просто закроются, если не будет таджикских рабочих для выполнения самой черновой работы, например, носить кирпичи на 15 этаж".

Зачастую это значит, что в нарушение всех правил мигрантов вынуждают жить прямо на строительной площадке – так удобнее их менеджерам. Таджикские мигранты часто вынуждены ночевать в полуразвалившихся коммунальных общежитиях, а некоторые вообще не имеют крова.

Для решения проблемы мигрантов прежде всего, нужно отрегулировать так называемую "незаконную миграцию", считает руководитель информационно-правового центра "Миграция и закон" фонда "Таджикистан" Гавхар Джураева. По ее словам, мигранту зачастую даже невозможно вывезти заработанные деньги домой, их отбирают на границе.

Союз таджикских трудовых мигрантов в Москве, в свою очередь, собрал обширное досье о случаях, когда людям не оплатили их труд.

Информационно-аналитический центр "Сова" и другие российские правозащитные организации зарегистрировали в прошлом году около 300 случаев нападений на мигрантов. Около трети таких инцидентов закончились смертельным исходом, включая декабрьский случай в Москве, когда молодому таджикскому гражданину отрубили голову.

По словам заместителя директора "Совы" Галины Кожевниковой, многие склонны верить мифам о том, что зарубежные мигранты занимают рабочие места, которые принадлежат россиянам, однако это не так: "Как правило, узнав зарплату, люди просто отказываются от низкооплачиваемого труда. Москвич не пойдет работать меньше чем за 300 долларов в месяц. Правда, выжить за такие деньги в этом городе крайне сложно".

Так может быть, с учетом данного обстоятельства, московским властям следует вместе с Общественной палатой активизировать усилия на пути создания для мигрантов благоприятных условий существования в столице, а не отлавливать их с помощью участковых и ЖЭКов? Тем более что в начале 2007 года в России уже был сделан шаг в сторону либерализации миграционной политики, введены в действие значительно более простые, чем прежде, правила регистрации мигрантов и выдача разрешений на работу иностранным работникам.

Начало новой миграционной политике, коренным образом изменившей режим управления миграцией, положили законодательные акты, принятые 18 июля 2006 года. Имеются в виду новый федеральный закон "О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации" (N 109-ФЗ) и закон "О правовом положении иностранных граждан" (N 110-ФЗ), принятый в новой редакции. Оба закона были введены в действие с 15 января 2007 года.

Нововведения в области миграционной политики привели к значительным позитивным изменениям, утверждает эксперт Жанна Зайончковская. На страницах "Демоскопа" она приводит соответствующие доказательства:

– Новое законодательство кардинальным образом изменило подход к регулированию миграции. В законе "О миграционном учете" среди основных принципов, на которых он базируется, названы "свобода передвижения иностранных граждан и выбора ими места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации", а также "защита государством" указанного права иностранных граждан (статья 4.3). Согласно новым правилам регистрации, мигранты, прибывшие в Россию на короткий срок, подлежат регистрации по месту пребывания. Мигранты, прибывшие в Россию на длительное время или на постоянное место жительства, подлежат регистрации по месту проживания. Существовавшие ранее правила регистрации по месту жительства остались прежними, изменения коснулись регистрации по месту пребывания. Разрешительная регистрация по месту пребывания заменена уведомительным миграционным учетом.

Правила получения разрешения на работу изменены не менее решительно. Ранее разрешение на наем иностранной рабочей силы выдавалось работодателю. Это ставило мигрантов в зависимое положение от него и провоцировало развитие неправовых практик трудового найма. Кроме того, сама процедура оформления была многоступенчатой и продолжительной. Теперь разрешение на работу в виде трудовой карты выдается лично мигранту. Мигрант получил право свободного поиска и смены работы, а работодатель – свободного найма иностранного гражданина, имеющего разрешение на работу. Таким образом, ликвидирована привязка работника к работодателю, и созданы условия для свободного перемещения на рынке труда иностранной рабочей силы, правда, пока только в пределах того субъекта федерации, который выдал разрешение на работу.

Для того чтобы оценить эффективность новых миграционных правил, в рамках исследовательской программы Бюро Международной организации по миграции (МОМ) в Москве по согласованию с ФМС России и при ее участии в 2007-2008 гг. в Астраханской, Пензенской, Свердловской областях и городе Москве был проведен специально организованный Мониторинг миграционного законодательства. Он выявил высокую эффективность либерального направления миграционной политики. Благодаря новому подходу, значительная часть трудовых мигрантов получила возможность войти в правовое поле.

Как показал мониторинг, после введения новых правил регистрации подавляющее большинство мигрантов действительно, встали на учет. Из числа мигрантов, прибывших после 15 января 2007 года, то есть после введения в действие нового законодательства, зарегистрировались 78,5%, еще 6,5% собирались это сделать. Таким образом, намеревались соблюсти закон 85% мигрантов. Меньшая, но все же довольно весомая часть – 13,4% – не встали на учет и некоторое количество – 1,6% – вообще не знали, что это нужно сделать.

Сравнение с положением, которое наблюдалось в условиях действия прежнего порядка, вскрывает резкое улучшение ситуации с регистрацией мигрантов. До введения нового законодательства зарегистрированные и незарегистрированные мигранты делились примерно пополам. Благодаря новым правилам, доля мигрантов, не зарегистрированных по месту пребывания, сократилась втрое.

В отношении легитимизации трудовой деятельности перемены не менее разительны, чем в отношении регистрации. Две трети вновь прибывших трудовых мигрантов (65,5%) получили разрешения на работу. Кроме того, 9,3% собирались их оформить. В сумме доля законопослушных мигрантов составила три четверти (74,8%). Работали без разрешения 22,8% мигрантов. Сюда же мы относим и тех, кто не знал о нововведениях, и отказавшихся отвечать, так как они ведь тоже не имели разрешений.

Раньше, согласно данным Центра миграционных исследований, полученным на основе нескольких обследований, подавляющее большинство мигрантов работало незаконно, а доля работавших по договору в разных обследованиях колебалась в пределах 15-25%. Новая миграционная политика дала возможность большинству мигрантов получить разрешения на работу и трудоустраиваться на законных основаниях. Благодаря тому, что разрешение на работу стало выдаваться самому мигранту, соотношение законных и незаконных трудовых мигрантов поменялось на прямо противоположное.

Однако для мониторинга осталась недоступной самая бесправная группа мигрантов, скрываемая от посторонних глаз теневыми работодателями, в чьи интересы едва ли входила легализация рабочей силы. Кроме того, мониторингом в относительно меньшей степени были охвачены мигранты, занятые у физических лиц: ремонтом жилья, уходом за детьми, больными и т.п., которые, как правило, работают неформально.

Интересны закономерности, выявленные исследователями в ходе проведенного мониторинга. Они проясняют ситуацию в целом и могут помочь Общественной палате при выработке предложений по улучшению положения мигрантов и их адаптации.

Так, например, женщины, как и можно было ожидать, более законопослушны по сравнению с мужчинами в регистрации: не встали на учет 16,3% мужчин против 6% женщин; соответственно, доля зарегистрированных женщин заметно выше. Что касается разрешений на работу – ситуация противоположная: мужчины превосходят женщин как по доле не оформивших разрешения, так и по доле получивших. Возможно, мужчины чаще, чем женщины, сначала ищут работу, а уже затем становятся на учет и сразу же оформляют трудовую карту. Зато женщины сильно опережают мужчин в намерениях, как бы компенсируя этим недобор тех, кто уже имеет трудовую карту.

В ходе мониторинга опрашивались мигранты в возрасте от 18 до 50 лет. Сильнее других стремятся соблюдать требования закона мигранты в возрастных группах 26-35 и 36-45 лет. Между этими группами практически нет отличий. Обе фланговые группы – самые молодые (18-25 лет) и самые старшие (более 45 лет) – гораздо менее склонны действовать по правилам. Самые молодые и самые старшие по возрасту мигранты в 2 и более раз превосходят 26-45-летних по доле незарегистрированных и не получивших разрешение на работу. Не встали на учет округленно 22% молодых и 27% старших, в то время как в группах от 26 до 45 лет это только 9-11%. Не оформили разрешение на работу 40% молодых и 32% старших против 18-19% в средних группах. Возрастная дифференциация поведения аналогична и при регистрации, и при оформлении разрешений на работу.

Наиболее законопослушными оказались мигранты со средним специальным образованием. Среди них процент не вставших на учет и не имеющих трудовой карты в 2 раза ниже среднего. Несколько уступают им мигранты с высшим образованием. Но в целом уровень правового оформления падает со снижением уровня образования. Особенно резко это проявляется при оформлении разрешений на работу. Каждый третий мигрант со средним полным образованием и каждый второй с образованием ниже этого не имеют разрешений на работу. На миграционный учет встало менее половины (46,5%) мигрантов с неполным средним и начальным образованием, а разрешения на работу они предпочитали чаще не оформлять (48,8%), чем оформлять (37,2%). Однако доля лиц с таким низким образованием среди трудовых мигрантов относительно невысока (13%), иначе они бы могли сильно снизить эффект нового миграционного

Национальность также оказывает ощутимое воздействие на правовое положение мигрантов. В целом, подавляющее большинство мигрантов всех национальностей вошло в правовое поле. Исключение составили азербайджанцы, которые резко выделяются стремлением уклониться и от регистрации, и от оформления разрешений на работу. Лишь половина азербайджанцев встала на учет (51,9%) и получила трудовые карты (48%). Это очень низкие показатели на фоне других. У следующих за азербайджанцами армян охвачено правовым оформлением две трети мигрантов, хотя и это пониженный уровень на общем фоне. Киргизы, русские и украинцы зарегистрировались практически все. Уровень регистрации таджиков чуть ниже, чем у "лидеров", но выше среднего. В отличие от таджиков, среди узбеков много не вставших на учет – каждый четвертый.

Соответственно дифференцированы и показатели, касающиеся разрешений на работу. Больше всего не имеющих разрешений среди азербайджанцев и армян (по 32%), узбеков (29%), таджиков (19%). В этих же группах мало тех, кто намеревался пройти рассматриваемую процедуру, то есть доля работающих без разрешений среди них так и останется высокой. Особенно тревожит и требует поиска дополнительных решений низкий уровень легализации узбеков и таджиков – самых массовых групп трудовых мигрантов в России.

Причина диссонирующего поведения азербайджанцев, возможно, кроется в специфике их трудовой деятельности в России. Для азербайджанцев характерна очень высокая занятость в торговле. По данным ФМС России, в этой отрасли занято 35,1% азербайджанцев против 12,7% трудовых мигрантов из СНГ в среднем. Как известно, с 1 апреля 2007 года Россия запретила иностранцам торговать на рынках. Надо думать, последствия этого решения для азербайджанцев были наиболее болезненными. Поскольку мониторинг проводился по прошествии всего нескольких месяцев после постановления о рынках, вполне вероятно, что азербайджанцы, лишившиеся привычной деятельности, находились в растерянности, продолжать ли им работу в России или нет, и поэтому не торопились вставать на учет.

Как видим, индивидуальные характеристики трудовых мигрантов довольно сильно сказываются на их правовом поведении и должны учитываться в миграционной политике. Однако чтобы избежать опасной избирательности и скороспелых волюнтаристских решений, необходимо продолжение мониторинга, в том числе специально нацеленного на группы риска.

Согласно новым правилам, работодатель, принявший на работу иностранного работника, имеющего трудовую карту, обязан уведомить об этом миграционную службу. Однако итоги 2007 года свидетельствуют, что в 40% случаев работодатели не сделали этого, чтобы избежать выплаты налогов. По данным мониторинга, не направляют уведомление 16% работодателей, столько же (16%) направляют его не всегда, 14% направляют в большинстве случаев и 2% направляют редко. В итоге получаем, что примерно половина работодателей (48%) совершает правонарушения при оформлении мигрантов на работу.

Получается парадоксальная ситуация: можно иметь разрешение на работу и, тем не менее, быть незаконным работником, то есть нанятым неофициально. Причем мигрант об этом может и не знать, даже если работодатель оформил с ним трудовой договор и выдает зарплату по ведомости. И договор, и ведомость могут оказаться фиктивными, если мигрант не поставлен на налоговый учет, что обязательно при официальном найме. Прежде, когда разрешение на наем иностранной рабочей силы выдавалось работодателю, мигрант тоже не всегда знал, есть ли у работодателя такое разрешение или нет. Бóльшую меру ответственности за незаконный наем в этих условиях нес работодатель. Новый порядок, когда мигрант не только сам получает разрешение на работу, но наделен правом свободного поиска работы и правом сменить работодателя, не меньшую часть ответственности переложил на мигранта.

Безусловно, есть и, очевидно, до конца неискореним незаконный наем по обоюдному согласию. Но мониторинг, как и предыдущие исследования, выявил низкий уровень осведомленности мигрантов о правилах оформления и о том, как отличить фиктивный договор от официального. Согласно данным Центра миграционных исследований, не знает этого примерно каждый четвертый мигрант, а до тех пор, пока мигрант, устраивающийся по трудовой карте, не может оценить подлинность договора, он не может нести ответственность за характер своего трудового найма.

В связи с этим экспертами выдвинуто предложение о присвоении мигранту вместе с выдачей трудовой карты индивидуального налогового номера (ИНН). Выдача ИНН, в свою очередь, актуализирует проблему пенсионных отчислений мигрантам. По правилам работодатели должны переводить эти отчисления в страну выхода мигранта, но в подавляющем большинстве случаев не делают этого из-за бюрократической волокиты, сопряженной с переводом пенсионных отчислений. ИНН, присваиваемый мигранту на период его работы, гарантировал бы ему официальный наем и давал бы право возлагать на него равную с работодателями ответственность за незаконный наем.

Расхождение между количеством выданных разрешений на работу и полученных уведомлений о найме мигрантов дали почву для атаки на новую политику, отрицания ее позитивного эффекта. Например, мэр Москвы Ю.М. Лужков пишет: "В Москве с начала года выдано 500 тыс. разрешений на работу, но официально устроились на нее лишь 150 тыс. Спрашивается, где остальные 350 тыс. человек и чем они заняты? Нет ли тут взаимосвязи, например, с тем, что по сводкам правоохранительных органов, 40% раскрытых и расследованных преступлений от общего их числа совершаются в городе приезжими?"

Странно звучит вопрос "Чем они заняты?" Трудовые мигранты приезжают ради заработка, и понятно, что они все работают. Мониторинг подтверждает это и без того ясное предположение: 90% мигрантов работают, в том числе 20%, не имея разрешений. Неработающие, в большинстве, ищут работу. Данные обследования мигрантов соответствуют оценке ФМС России: "Примерно одна пятая – четверть мигрантов, получивших разрешение на работу, осуществляет трудовую деятельность нелегально, хотя имеет разрешение на работу" – считает эксперт Н.И. Власова, заместитель начальника Управления внешней трудовой миграции ФМС России, на основе обработки статистики ФМС России.

Эксперты и работодатели видят причину сохранения значительных масштабов теневой занятости мигрантов в очень высокой ставке подоходного налога, которым облагается заработная плата иностранной рабочей силы, равной 30%, против 13% для российских граждан. Многим работодателям выплата такого налога не по силам. По правилам, если мигрант проработал полгода, разница в налоге должна быть ему возвращена, но на практике это не делается. Совершенно очевидно, что принятая схема налогообложения устарела, она не соответствует задаче легализации трудовых иммигрантов и должна быть пересмотрена, чем скорее, тем лучше.

С другой стороны, закономерны требования работодателей относительно гарантий соблюдения контракта со стороны иностранного работника. Сейчас, когда таких гарантий нет, работник может уволиться, перейти на другую работу до истечения срока контракта, не возместив понесенные работодателем затраты. Поэтому зачастую даже законопослушные работодатели не спешат официально оформлять на работе мигранта, предпочитая какое-то время присмотреться к нему...

Выбор способов решения возникающих проблем крайне ограничен. Универсальная отмычка – взятка. В этом проявили удивительное единодушие все акторы мониторинга – и мигранты, и работодатели, и агентства по трудоустройству. Все они более чем в 40% случаев сослались на взятку. Существенна роль теневых посредников, по сути, тоже взятка, только опосредованная. Если мигранты прибегают к услугам теневых и официальных посредников одинаково часто, то работодатели отдают явное предпочтение теневым (36,5% против 15,4%). Агентства же по трудоустройству представляют значение своей деятельности явно гипертрофированно, приписывая себе первостепенную роль в решении мигрантских правовых проблем, что не согласуется с мнением ни мигрантов, ни работодателей.

Мигранты так же часто, как к посредникам, апеллируют к правозащитным организациям. Учитывая широкую распространенность первых и немногочисленность вторых, равные оценки – свидетельство авторитета и признания действенности правозащитных организаций со стороны мигрантов.

Из приведенных данных ясно, что чаще всего и мигранты, и работодатели решают возникающие проблемы за деньги. При этом мигрантами названы реально проплачиваемые ими суммы, а работодателями и агентствами – их мнение о расценках на соответствующие услуги.

В итоге все проплаты, в том числе и пошлина, которую работодатель платит за наем иностранца, ложатся на плечи мигранта, так как все затраты будут вычтены из его заработка. Это привязывает мигранта к работодателю, равно как и работодателя к мигранту. Работодатель не заинтересован в уходе мигранта раньше, чем окупятся понесенные на него затраты.

Заметим, что и прежние поборы не исчезли совсем. Если с введением новых правил регистрации удалось избавиться от мздоимства в паспортных столах, то уличная милиция продолжает заниматься вымогательством. На это пожаловались 30% мигрантов, прибывших в 2007 году. При этом отмечалось, что милиция не признает талоны с почтовым штемпелем.

Мониторинг ясно показал, где нужно искать истоки новой коррупции, пышно расцветшей на миграционной ниве. Во-первых, это недоработки закона о миграционном учете, с одной стороны, сильно упростившего процедуру регистрации, с другой, – возложившего на самих мигрантов поиск принимающей стороны, тем самым создав нишу для коррупции. Платил за согласие стать принимающей стороной ("за адрес") или за ее поиск каждый третий мигрант из прибывших после 15 января. Спрос достаточен, чтобы сформировать емкий рынок данной услуги.

Вторая важная причина коррупции – неразвитость миграционной инфраструктуры, что чревато затягиванием сроков оформления, потерей рабочего времени мигрантами и отказом части из них от оформления вообще. Каждый пятый мигрант, чтобы быстрее получить разрешение на работу, оформил его за деньги. Отчаявшихся или совсем безденежных трудности толкают в незаконную сферу, под крыло теневого работодателя, пусть и за меньшие деньги и с ограничением свободы.

Закон задумывался как малозатратный для мигранта. В действительности, все мигранты проходят за свой счет медобследование, многие вынуждены покупать другие услуги. Таким образом, новое законодательство – это только первый шаг на пути формирования открытой и доброжелательной миграционной политики. Необходима дальнейшая последовательная работа по совершенствованию механизма постановки на миграционный учет и обеспечению лучшей организации всего процесса правового оформления.

В этой связи заслуживает внимания предложение московских властей о выдаче пластиковой карты мигранта, при условии, что это не будет сопровождаться требованием предоставления дополнительных документов и ограничениями.

В целях упорядочения процесса оформления мигрантов, Москва уже в ближайшее время намерена создать единое миграционное окно, где мигранты смогут встать на миграционный учет, получить разрешение на работу, направление на медицинское обследование и индивидуальный налоговый номер (ИНН). Планируется также оказание помощи в трудоустройстве и подборе жилья. Это очень ценная инициатива. Хорошо бы при этом избавить мигрантов от поиска принимающей стороны, оградив их от услуг теневых посредников и барыг. В самом деле, почему сама миграционная служба не может быть принимающей стороной и ставить мигрантов на учет непосредственно по их заявлению? В условиях, когда нет рыча

Категория: Миграция в России | Просмотров: 356 | Добавил: migraciya | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Календарь новостей
«  Март 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017Хостинг от uCoz